Статьи - Новости
рынка труда

Четыре триллиона за эффективность

07.10.2013

Михаил Доронкин, Федор Жердев, Кабалинский Дмитрий, Павел Самиев

«Эксперт» №40 от 07 окт 2013

 

Четыре триллиона за эффективность 

Производительность труда в крупном бизнесе России составляет всего 40% от мирового уровня. Сократить этот разрыв можно при дополнительных инвестициях в экономику как минимум 4 трлн рублей в год. Эти деньги в стране есть

 

Начнем с банальной констатации: отечественная экономика погружается в застой. На фоне прошлогоднего роста выручки 400 крупнейших компаний на 23,4% нынешние 10,4% прироста, зафиксированные рейтингом «Эксперт-400», смотрятся довольно жалко (скажем больше: за 19 лет существования рейтинга более низкий темп прироста наблюдался лишь один раз — в 2009 году). На внешние причины такого положения, обусловленные мировой рецессией, накладываются и сугубо внутренние факторы, среди которых основной — исчерпание стимулирующего воздействия низких издержек. Этого конкурентного преимущества у нас уже нет: отпускная цена на электроэнергию для промпотребителей в России на 55% выше, чем в США, газ и уголь нашим ТЭС обходятся примерно в ту же цену, что и американским (подробнее см. «Эксперт» № 16 за 2013 год), а по средней «чистой» зарплате (23 тыс. 410 рублей, или 582 евро в месяц по итогам 2012 года) мы не только обогнали все страны СНГ, но и ряд членов ЕС, например Венгрию (494 евро), Литву (488 евро) и Латвию (487 евро), при том что квалификация работников у нас часто оставляет желать лучшего. Перестала толкать вверх нашу экономику и благоприятная мировая конъюнктура на экспортируемые Россией углеводороды — цены на них уже достаточно долгое время остаются стабильными.

 

Позади планеты


Уход в прошлое галопирующих цен на нефть и газ, а также конкурентного преимущества в виде дешевизны внутренних ресурсов не означает, однако, что у нашей экономики отсутствуют незадействованные резервы. Важнейший из них — крайне низкая эффективность российских компаний. Один миллион долларов выручки ведущих западных корпораций обеспечивается в среднем трудом двух сотрудников. В России же даже лидерам для этого нужны по меньшей мере пятеро.

Проблема четко осознается руководством страны. В своих предвыборных статьях Владимир Путин призвал к полуторакратному росту производительности труда к 2018 году. Однако пока исправить ситуацию не получается. Скорее наоборот, налицо явно негативный тренд. Согласно данным Росстата, пик роста производительности труда в России пришелся на 2006–2007 годы, когда она увеличивалась более чем на 7% в год. С тех пор динамика носит затухающий характер, составив в 2012 году всего немногим более 3% (см. график 1).

 

Производительность труда в компаниях из списка «Эксперт-400» составляет в среднем 183 тыс. долларов на человека. Это в 3,4 раза ниже, чем в крупнейших компаниях Японии, почти втрое меньше показателей конкурентов из Западной Европы и США и в 1,7 раза меньше, чем у ведущих корпораций из стран — наших партнеров по БРИК (см. график 2).

В отраслевом разрезе соотношение производительности труда у российских и мировых компаний-лидеров выглядит следующим образом: выше среднего уровня 40% показывают российские розничные сети (61%), энергетики (49%), нефтяники и газовики (48%), телеком (48%) и в значительной мере принадлежащая иностранцам пищевая промышленность (45%). А вот компании черной металлургии, несмотря на рост инвестиций, почти вдвое превышающий среднероссийский, демонстрируют лишь 38% от уровня производительности глобальных конкурентов; почти такой же (35%) показатель у лидеров нашего цветмета (см. график 3).

 

Конкуренты из СНГ


Еще недавно национальное самолюбие можно было тешить тем, что по крайней мере на территории СНГ российский бизнес по уровню эффективности — вне конкуренции. Однако анализ показывает, что это преимущество становится все более эфемерным. Хотя по среднему уровню производительности труда крупнейшие компании России пока опережают лидеров из СНГ, отрыв отечественных крупных компании от ведущих предприятий Казахстана минимален: всего 2% (см. график 4). Более того, в десятке лидеров построенного нами рейтинга 50 ведущих компаний СНГ по уровню производительности труда (см. таблицу 1) шесть компаний имеют казахстанскую прописку (всего же в рейтинге представлено 16 казахстанских предприятий).

Успехи компаний из Казахстана в рейтинге по уровню производительности труда объясняются тем, что большинство из них являются дочерними структурами крупных иностранных компаний, оперирующих в секторе нефтегазодобычи (в условиях сегодняшней конъюнктуры принадлежность к этой отрасли, похоже, главное условие высокого удельного показателя выручки в расчете на сотрудника), не обремененных, в отличие от российских нефтяных холдингов, крупными активами в сфере переработки и сбыта.

Правда, компании из других стран СНГ в рейтинге представлены весьма фрагментарно. В нем всего две украинские компании: «Укртатнафта» из того же нефтегазового сектора и один из национальных лидеров в сфере телекоммуникаций «Киевстар GSM». Присутствие Белоруссии ограничивается нефтеперерабатывающими предприятиями — Мозырским НПЗ и АО «Нафтан».


Таблица:

50 лидеров крупного бизнеса СНГ по уровню производительности труда

Место

Компания

Страна

Отрасль

Объем реализации в 2012 г. (млн долл.)

Численность сотрудников в 2012 г. (чел.)

Объем реализации в расчете на одного сотрудника (тыс. долл.)

1

«Тенгизшевройл»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

23 091

3 226

7 158

2

СП «Казгермунай»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

2 310

712

3 245

3

Антипинский НПЗ

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

1 792

691

2 593

4

Группа компаний «Нефтегазиндустрия»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

2 419

985

2 456

5

«Тургай-Петролеум»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

1 416

632

2 240

6

«Карачаганак петролиум оперейтинг Б. В.»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

8 023

4 038

1 987

7

Группа компаний «Автотор»

Россия

машиностроение

5 235

3 033

1 726

8

«Русгидро»

Россия

электроэнергетика

9 838

6 101

1 613

9

«Казахойл Актобе»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

905

567

1 596

10

«Каракудукмунай»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

737

479

1 538

11

ТАИФ-НК

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

4 138

2 952

1 402

12

«Фольксваген Груп Рус»

Россия

машиностроение

8 550

6 537

1 308

13

«НоваТЭК»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

6 788

5 440

1 248

14

«Матен петролеум»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

479

420

1 140

15

«Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус»

Россия

машиностроение

2 522

2 289

1 102

16

Первая грузовая компания

Россия

транспорт

3 896

3 588

1 086

17

Нефтяная компания «ЛУКойл»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

116 335

112 014

1 039

18

«Жаикмунай»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

737

836

882

19

«Саутс ойл»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

592

722

819

20

Нефтегазовая компания «Славнефть»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

6 393

7 844

815

21

Kcell

Казахстан

телекоммуникации и связь

1 221

1 577

774

22

«Петроказахстан»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

2 591

3 453

750

23

Мозырский НПЗ

Белоруссия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

3 263

4 413

739

24

СП «Куатамлонмунай»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

500

678

737

25

АО «Мангистаумунайгаз»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

4 267

5 977

714

26

«Стройтрансгаз»

Россия

инжиниринг, промышленно-инфраструктурное строительство

847

1 189

712

27

«Энел ОГК-5»

Россия

электроэнергетика

2 141

3 071

697

28

«СНПС-Актобемунайгаз»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

4 689

6 738

696

29

«Татнефть»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

14 288,90

21 149

676

30

Транспортная группа Fesco

Россия

транспорт

1 198

1 798

666

31

«Каражанбасмунай»

Казахстан

нефтяная и нефтегазовая промышленность

1 466

2 294

639

32

Группа компаний «Совфрахт-Совмортранс»

Россия

транспорт

826

1 362

607

33

«Метрострой»

Россия

инжиниринг, промышленно-инфраструктурное строительство

629

1 080

583

34

«Tele2 Россия»

Россия

телекоммуникации и связь

1 915

3 400

563

35

Укртатнафта

Украина

нефтяная и нефтегазовая промышленность

2 493

4 608

541

36

«Э.ОН Россия»

Россия

электроэнергетика

2 414

4 618

523

37

«Киевстар GSM»

Украина

телекоммуцникации

1 668

3 277

509

38

Группа компаний «Волга-Днепр»

Россия

транспорт

1 618

3 210

504

39

Экибастузская ГРЭС-1

Казахстан

электроэнергетика

580

1 248

465

40

Alliance Oil Company

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

3 445

7 710

447

41

Магнитогорский металлургический комбинат

Россия

черная металлургия

9 328

21 228

439

42

Нефтяная компания «Роснефть»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

67 503

166 100

406

43

Авиакомпания «Уральские авиалинии»

Россия

транспорт

743

1 897

392

44

«Газпром»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

153 295

431 200

356

45

«Нафтан»

Белоруссия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

4 246

12 419

342

46

Нефтегазовая компания «Русснефть»

Россия

нефтяная и нефтегазовая промышленность

5 238

16 000

327

47

«Вымпелком»

Россия

телекоммуникации и связь

10 948

33 737

325

48

Пивоваренная компания «Балтика»

Россия

пищевая промышленность

2 872

9 000

319

49

Авиакомпания «Трансаэро»

Россия

транспорт

3 141

9 935

316

50

Media Markt

Россия

розничная торговля

1 320

4 219

313

Источник:

данные компаний, расчеты «Эксперт РА»

 

Цена вопроса


Можно долго спорить о политических и макроэкономических условиях, стимулирующих отечественные компании к росту эффективности. Но инструменты повышения производительности труда давно и широко известны: улучшение бизнес-процессов, переход на передовые технологии и повышение квалификации кадров. Все это требует денег. Какой объем инвестиций необходим для полуторного роста производительности труда в ближайшие годы?

Мы попытались дать свои оценки. Проанализировав статистическую взаимосвязь между номинальным объемом инвестиций в основной капитал и уровнем производительности труда, можно сделать вывод, что рост объема инвестиций на 1% дает прирост производительности труда на 0,21%. Таким образом, чтобы добиться роста производительности труда на 7% в год (именно такой показатель обеспечивает ее увеличение к 2018 году в 1,5 раза), объем капиталовложений должен ежегодно увеличиваться на 33%. По сведениям Росстата, объем инвестиций в основной капитал в 2012 году составил 12,5 трлн рублей. То есть речь идет о привлечении дополнительных инвестиций в экономику страны в размере 4 трлн рублей в год, или 6% ВВП.

Однако даже решение столь, казалось бы, амбициозной задачи способно лишь несколько сократить отставание российской экономики по уровню эффективности, но не решить проблему полностью. Повторим, что выход на текущие показатели производительности труда, соответствующие даже странам БРИК, требует роста производительности труда не в 1,5 раза, а как минимум в 1,75 раза. К тому же вряд ли можно ожидать, что в течение ближайшего пятилетия экономики Бразилии, Индии и Китая будут топтаться на месте. Так что для достижения реального паритета по эффективности «инвестиционная нагрузка» ВВП должна увеличиться с сегодняшних 20% до 28–30% (кстати, как раз об этом ориентире мы говорили три года назад, оценивая реальную потребность России в инвестициях исходя из ресурсов для реализации отраслевых стратегий, — см. «Эксперт» № 39 за 2010 год).

На фоне активного сокращения бюджетных расходов и приближающейся стагнации экономики такой масштаб потребных инвестиций кажется фантастическим. Тем не менее нам представляется, что ситуация не безнадежна.

 

Деньги из тумбочки


Принято считать, что в среднесрочной перспективе в России главные источники инвестиций в производственные фонды и инфраструктуру — это либо иностранные инвесторы, либо государство. Соответственно, внутренний частный инвестор как серьезный источник таких вложений зачастую вообще не рассматривается. Это заблуждение, и его нетрудно опровергнуть.

Важнейшие показатели — уровень сбережений и уровень накоплений (инвестиций). Российская статистика демонстрирует систематический колоссальный разрыв между объемами валовых сбережений и инвестиций в основной капитал (см. график 5). Именно этот разрыв между двумя показателями у нас один из самых больших в мире. Из приведенных на графике данных по странам только Германия демонстрирует значительную положительную разницу между сбережениями и инвестициями, однако это связано с активной экономической экспансией на европейские рынки. Это значит, что экономика генерирует в различных формах средства, которые могут быть реинвестированы в модернизацию производства и в новые проекты, но в значительной степени эти средства «стерилизуются» или просто уходят на другие рынки. Уменьшение разрыва между уровнем сбережений и уровнем накоплений означает использование этих средств внутри страны; они должны пройти через финансовую систему, причем не только через банки, а через инвестиционные фонды, накопительное страхование жизни, пенсионную систему.

До кризиса столь высокая разница между сбережениями и инвестициями была обусловлена прежде всего изъятием сбережений государства из национального финансового оборота путем стерилизации денежной массы и размещения государственных резервов в иностранные (преимущественно долгосрочные) активы. Размещение избыточных резервов при посредничестве национальной финансовой системы не использовалось из-за опасений банального воровства средств и усиления инфляции.

После 2008 года решающую роль в оттоке сбережений стал играть другой канал — чистый вывоз капитала частным сектором. При этом вклад массовых инвесторов гораздо ниже, чем в конце 1990-х и начале 2000-х годов, когда население в огромных масштабах скупало иностранную валюту («инвестиции под подушкой»). Ключевая причина оттока — действия крупных корпораций и государственной и бизнес-элиты, выводящих свой капитал в офшорные зоны и просто в другие юрисдикции.

Конечно, часть капитала возвращается обратно в виде «иностранных» прямых и портфельных инвестиций, а также кредитов российским компаниям и банкам (чаще всего из офшоров, что дает известную структуру «иностранных» инвесторов в российскую экономику). Однако обратный поток капитала носит зачастую более краткосрочный и ограниченный характер, и это квазиинвестиции, так как часто они оформлены в виде кредитов. Во-вторых, последствия такого «аутсорсинга финансовой системы» сводятся к тому, что потенциальные инвестиции в российскую экономику вынуждены проходить еще один круг, прежде чем достигнут конечных потребителей, а маржа оседает вне России.

Гораздо печальнее то, что значительная часть денег уже не вернется — они потрачены на строительство «запасных аэродромов» в других странах. Есть большой соблазн считать, что это средства исключительно коррумпированных чиновников и окологосударственного бизнеса, и тогда этот капитал вряд ли мог бы остаться в стране в силу его сомнительного происхождения. Однако именно в последнее время отток капитала все больше обеспечивается частными предпринимателями, владельцами среднего и даже малого бизнеса, которые перестают верить в улучшение инвестиционного климата в России. Это именно те люди, которые со своими ресурсами должны внести ключевой вклад в модернизацию страны.

Фактически на российские деньги уже построено несколько «мировых финансовых центров» (тот же Кипр). Вызов в том, чтобы хотя бы этот поток вернуть обратно. Ведь разрыв между сбережениями и инвестициями, достигнутый в 2012 году, составил почти 7% ВВП — это даже больше того, что требуется для повышения производительности труда в полтора раза к 2018 году. Но нужно понимать, что одних призывов и указов для возвращения этих средств в страну явно недостаточно. Пример с запретом чиновникам иметь иностранные активы — это как раз попытка перенаправить часть средств на внутренний финансовый рынок. И уже есть эффект: поток частично развернулся. Но это чиновники — им можно приказать. А предпринимателям, которые не верят в улучшение климата, нужен не приказ, а внятная экономическая стратегия и меры, способные улучшить инвестиционный климат, — в судебной системе, налоговом режиме, административном регулировании.

Статьи, которые могут быть вам интересны

08.07.2014

Советы консультанта: Измерить релокацию

По данным исследования PricewaterhouseCoopers, средняя стоимость одной релокации — $311 000 в год.

10.03.2010

«Альфа-Групп» сократила банкиров

«Альфа-Групп» с начала кризиса сократила 15% банковских сотрудников, в основном в корпоративном кредитовании, автокредитовании и ипотеке. Однако уже в 2010 году банк планирует начать набор сотрудников по ряду этих бизнесов. Сокращение на 10—15% является с

13.03.2014

Удорожание зарплаты

2014 год начался с активного обсуждения новых требований Банка России